Попытка отдать переработку мусора на откуп частным инвесторам близка к катастрофе. Два десятка региональных операторов по сбору отходов уже банкротятся. В итоге государство вынуждено вливать в отрасль миллиарды и браться за её регулирование. Не лучше ли было создать открытую государственную монополию на переработку мусора? Так, по крайней мере, было бы понятно, с кого спрашивать.

«Мусорная реформа» проводится в России второй год, но реальных её плодов пока не видно. Доступ к контейнерам по раздельному сбору отходов имеют около 18% россиян. И даже если все они ими пользуются как надо, то дальнейшая судьба собираемого весьма туманна. Пусть даже где-то из мусора извлекают некое вторсырьё, металлы или макулатуру, остальное всё равно отправляется на свалки, которые в 11 регионах уже в этом году будут переполнены. В их числе Камчатка, Бурятия, Якутия, Забайкальский край, Омская и Волгоградская области.

Соблазнительные миллиарды

В рамках «мусорной реформы» законодатели закрепили вывоз мусора в качестве обязательной коммунальной услуги и дали регионам отмашку действовать. Предполагалось, что они создадут условия для бизнеса, который начнёт извлекать из мусора деньги, а остатки отходов утилизируют без особого вреда для экологии. Но в регионах стали действовать по привычной схеме – так же, как до этого поступали с водоканалами. Частным предприятиям отдали монополию на утилизацию отходов и стали накачивать их бюджетными субсидиями. Сбор средств при этом зачастую переложили на специализированные ЕРКЦ. Как работает такая связка на рынке водоснабжения, уже известно. В один день ЕРКЦ перестаёт перечислять деньги водоканалу, ссылаясь на неплатежи со стороны населения. Тот банкротится и списывает все долги перед подрядчиками и налоговой, а на следующий день начинает работать под новой вывеской. Во многих муниципалитетах такую схему провернули уже не один раз, отчего региональные власти в итоге вынуждены были собрать городские водоканалы в государственные холдинги. В результате появились такие структуры, как «Мурманскводоканал», «Липецкоблводоканал» или «УРСВ» в Ростовской области. Похоже, что ситуация в мусорной сфере идёт по накатанной: сначала собранными с населения деньгами и госсубсидиями «наедятся» частники, а потом на их месте придётся создавать государственную монополию.

Вот как выглядит экономика одного из немногих прибыльных региональных операторов ТКО. Выручка – 1,7 млрд рублей, из них 1,1 млрд – это госсубсидии. Чистая прибыль – 84,9 млн рублей. Это данные ПК ГУП «Теплоэнерго» в Пермском крае. Как видно из названия, предприятие государственное. Однако частный бизнес имеет право на точно такие же субсидии, просто отчётность свою раскрывать не обязан, потому об их бюджетах можно только догадываться. При этом даже такие вливания из бюджетов, как мы видим, не идут впрок.

Более того, имея миллиардные обороты, у директоров мусорных операторов есть большой соблазн выводить деньги из компаний. По итогам прошлого года в стадии банкротства находилась уже 21 организация в 17 субъектах РФ. То есть эти конторы в течение года собирали платежи населения, получали госдотации, но так и не свели концы с концами. Спрашивается, на что изначально рассчитывали инвесторы, ведь средний срок окупаемости объектов по сортировке и утилизации мусора составляет 6–8 лет? Может быть, на то и рассчитывали: снять пенки и исчезнуть.

Кадровая чехарда

Как теперь видно, идеей отдать мусорную тему на откуп регионам и частному бизнесу руководствовалось правительство Медведева. Администрация президента исходила же из того, чтобы централизовать многие процессы. Видимо, не случайно указ о создании компании «Российский экологический оператор» (РЭО) подписал в январе 2019-го именно президент, а не премьер Медведев. Согласно документу компания наделяется широкими полномочиями. Она, помимо прочего, может координировать деятельность органов власти на местах, проводить экспертизу территориальных схем обращения с отходами, создавать проекты госпрограмм, владеть и управлять предприятиями…

За желанный пост руководителя «мусорной вертикали» развернулась настоящая аппаратная борьба. Первым гендиректором стал Денис Буцаев, сделавший карьеру в правительстве Московской области. Но он был уволен Дмитрием Медведевым уже через полгода. Несколько месяцев ведомство оставалось обезглавленным. Вице-премьер Алексей Гордеев продвигал в его руководство нынешнего аудитора Счётной палаты Михаила Меня, который с 2013 по 2018 год был министром строительства и ЖКХ. Но в результате смены правительства сам Гордеев покинул его состав, и уже новый премьер Михаил Мишустин в январе 2020 года назначил гендиректором РЭО Илью Гудкова.

В своё время Гудков работал в Дирекции государственного заказчика по реализации федеральной целевой программы «Модернизация транспортной системы России» под руководством министра транспорта Игоря Левитина. А значит, мог взаимодействовать с крупными инвесторами в области строительства дорог. Не исключено, что наработанные связи окажутся ему полезны на новом поприще.

Правда, из-за этой чехарды с руководством и пандемией компания до сих пор не работала в полную силу. Только этим летом РЭО получил доступ к ключевой информации – детализации тарифов региональных операторов. Теперь, видимо, начнётся перекрой региональных «вотчин».

Илья Гудков, кстати, в конце июля на научном совете РАН уже заявил, что регионы ошибочно запланировали у себя создание большого числа малых объектов по переработке мусора. По его мнению, более эффективными окажутся крупные комплексы. Можно предположить, что и создавать их будут крупные федеральные игроки.

Сжечь проблему!

В начале года пресс-служба Госдумы опубликовала сообщение: «…третье чтение прошёл документ, совершенствующий законодательство в сфере охраны окружающей среды. Он, в частности, запрещает сжигание отходов без предварительной переработки и извлечения полезных фракций». Не посвящённому в тонкости вопроса россиянину может показаться, что депутаты побеспокоились о чистоте воздуха. На самом деле они открыли ящик Пандоры: теперь одной из форм утилизации мусора официально считается его сжигание. Правда, есть условие: предварительно из него нужно извлечь кое-что полезное. Но кто и что извлёк, на практике проконтролировать невозможно.

Так что у «мусорных королей» появился сравнительно дешёвый способ решения проблемы – всё в огонь. И именно на РЭО теперь лежит ответственность за то, каким образом этот инструмент будет использован. Проблема здесь только в одном: частный бизнес заинтересован в максимизации прибыли. То есть всеми правдами и неправдами будут экономить. Так стоило ли привлекать его к решению такой чувствительной для граждан проблемы, как сжигание мусора? Не проще ли было создать государственный стандарт утилизации отходов и госструктурам же поручить его реализовать. А при нехватке бюджетных средств выпустить акции или облигации под госгарантии (такой механизм, кстати, заложен в уставе РЭО). Возможно, к этому варианту «мусорная вертикаль» ещё придёт. Как уже пришёл «Автодор», который более 10 лет привлекал к строительству дорог частных инвесторов, а теперь заговорил о выпуске «народных облигаций» для строительства трассы «Москва – Казань».

Справка

В России ежегодно образуется около 5,4 млрд тонн отходов (данные Минприроды). Почти всё сейчас без сортировки отправляется на полигоны для захоронения. К концу этого года согласно утверждённым планам сортироваться должны 27% отходов, а перерабатываться для вторичного использования – 16,2%. Сейчас в регионах для этого строится 109 объектов, общая их мощность – 11 млн тонн (данные РЭО). Вложения частных инвесторов в отрасль в прошлом году составили 27 млрд рублей. Государственное финансирование по федеральному проекту «Комплексная система обращения с ТКО»: в 2019 году – 16 млрд рублей, в 2020 году – 32,5 млрд рублей, всего с 2019 по 2024 год – 296,2 млрд рублей. Всего же для создания системы обращения с отходами потребуется 400–450 млрд рублей (оценка господина Гудкова).

ИСТОЧНИК versia.ru

Добавить комментарий