Раздельный сбор отходов обернулся внезапной дискуссией: а кто, собственно, отвечает за сортировку мусора. С одной стороны, если человек по-привычке все бросает в мусоропровод, то разделить отходы на фракции невозможно. С другой стороны, региональные операторы за вывоз и обращение с отходами получают плату, а значит, должны самостоятельно отделять вторсырье от объедков. О том, кто отвечает за содержимое мусорного бака, поспорили замглавы ППК «Российский экологический оператор» Алексей Макрушин и председатель Всероссийской общественной организации волонтеров-экологов «Делай!» Андрей Руднев.

Надо ли штрафовать тех, кто бросает смешанный мусор в бак для вторсырья?

Андрей Руднев: Если будет четкий и понятный механизм идентификации того, кто именно выбросил отходы, то почему бы и нет. Это нормальная практика, ее используют во многих странах. Но вот стоит контейнерная площадка перед многоквартирным домом. И его жители сортируют мусор, раскладывают все аккуратно по разным контейнерам. А кто-то из соседнего дома бросил — кому штраф выписывать? Можно ввести маркировку пакетов для каждой квартиры. Безусловно, это дорогая инфраструктура, но тогда мы сможем сказать, что да, действительно, это вы бросили смешанный мусор в бак для вторсырья, вам и отвечать.

При этом понять, что за отходы лежат в глубине ящика со вторсырьем, не всегда возможно. Под слоем бутылок может быть органика, объедки. Или наоборот: на две трети контейнер заполнен правильно, а сверху — чем попало. В результате портится качество вторсырья, тормозится работа сортировочных станций… Чтобы переход к правильным методам обращения с отходами произошел быстрее, людей надо чем-то мотивировать к сортировке отходов.

Алексей Макрушин: Начинать надо не с кнута, а с пряника. Брать за вывоз контейнера с сортированными отходами меньшую плату, чем за смешанный бак. Чтобы у людей возникло понимание: раздельно — дешево, все в одну кучу — дорого. Деньги на субсидию этого дисконта появятся за счет средств расширенной ответственности производителей. На практике это может происходить так: приехал мусоровоз забирать бак. Рабочий видит, что в нем вместо вторсырья набросано все подряд.

Он фотографирует содержимое, составляет акт и за вывоз этого контейнера компания выставляет счет как за смешанный мусор. А если все распределено правильно, то потребители получают скидку — они ведь выполнили свою часть работы, причем качественно. Тут речь идет не об административном наказании, а о плате за неустойку, поскольку установленные требования разделения мусора не были выполнены. Причем может доходить до того, что мусоровоз для сбора содержимого контейнеров с вторсырьем не будет забирать содержимое бака, в котором оказался смешанный мусор. Просто потому, что это экономический ущерб для компании, это никому не нужно.

Кто должен сортировать мусор: люди или региональные операторы?

Андрей Руднев: Сортировка — дело общее, но основная ответственность лежит все-таки на людях. Иначе региональный оператор не сможет получить по-настоящему ценное вторичное сырье, продать его компаниям-переработчикам. Но людей надо просвещать по этому вопросу, без менторства и поучительных речей, но привить новую культуру необходимо. Мы должны понять, что на каждом из нас лежит экологическая ответственность.

42 процента россиян получат доступ к раздельному сбору мусора до конца года. Такое поручение правительства выдано ППК «Российский экологический оператор». Сейчас раздельным сбором охвачены 26% жителей страны. Для этого надо будет закупить 420 тыс. контейнеров за 5,2 млрд рублей

Алексей Макрушин: Сортировать должны и операторы, и люди. Но одно важное уточнение: сначала должна быть построена сортировка, а это задача оператора. Прежде этого времени вводить раздельный сбор бессмысленно. Человек отвечает за то, чтобы перерабатываемые отходы оказались в правильном контейнере. А оператор — за то, чтобы извлечь максимум вторичных ресурсов из прибывших на сортировку отходов.

Тариф на вывоз мусора для населения должен зависеть от качества его сортировки?

Алексей Макрушин: Платеж должен зависеть от того, сортирует население или не сортирует, он просто должен быть разным для контейнеров со вторсырьем и со смешанными отходами.

Андрей Руднев: Полностью согласен.

Что заставит людей перейти на правильные технологии обращения с отходами: финансовые санкции или моральная ответственность?

Алексей Макрушин: Наша задача — изменить поведение людей, а для этого все средства хороши. Осознание — очень важно, но залоговая стоимость тары тоже сыграет свою роль. Если пустая бутылка будет стоить несколько десятков рублей, то ее с гораздо большей охотой отнесут в пункт приема или в фандомат. И так мы получим требуемый результат.

Начинать надо не с кнута, а с пряника, чтобы у людей возникло понимание: раздельно складывать мусор — дешево, все в одну кучу — дорого

Андрей Руднев: Я бы отвел главную роль экологическому просвещению и моральной ответственности людей. Вообще хорошо бы, чтобы все в своей жизни мы делали осознанно, стараясь сохранить природу, она у нас одна. В СССР пионеры собирали макулатуру и металлолом, в рамках акции «Миллион Родине» за 5 лет сдали 1 млн тонн вторичного сырья. Они это делали явно не ради заработка. Залоговая стоимость тары, усилия ретейла по обороту вторичных ресурсов — это тоже хорошо. Но важнее все-таки донести необходимость раздельного сбора мусора до сознания каждого человека. Тогда и с сортировкой проблем не останется.

ИСТОЧНИК rg.ru

Поделиться:

Добавить комментарий