Поделиться новостью в социальной сети:

До сих пор мусорную реформу в Петербурге тормозил затянувшийся выбор регоператора, подготовка территориальной схемы по обращению с отходами, длительное определение объемов и морфологии образующихся в городе отходов. Теперь главным фактором торможения эксперты называют разразившийся из-за санкций (государственных и корпоративных) экономический кризис.

Он породил проблемы на рынке вторичного сырья. Спрос на него заметно сократился, а цены рухнули — в ряде случаев в несколько раз. Это резко снизило эффективность переработки отходов и, соответственно, повысило инвестиционные риски перерабатывающих предприятий, в том числе тех, которые начинают создавать регоператоры Петербурга (НЭО) и Ленинградской области (УКООЛО).

Цены рухнули

Участники рынка сообщают о серьезном кризисе, связанном с падением цен на вторичное сырье (в законодательстве оно называется «вторичные материальные ресурсы» — ВМР). Так, по информации компании АНО «Собиратор», в июне стоимость отходов пульперкартона и крафт-бумаги упала в 10 раз, картона — на 60%, бумаги и тонкого картона — на 30%, тетрапака — на 60%. «Просел» весь металл, в том числе алюминий, на 50%, цены большинства видов пакетов и плёнок уменьшились на 30%. Даже самое, вероятно, выгодное вторсырье — PET-бутылки подешевели в 2 раза, сообщает «Собиратор».

В результате в июне компания выручила от продажи вторсырья средств на треть меньше, чем в мае. «А вот стоимость аренды склада осталась прежней. И за редкие фракции мы все ещё доплачиваем», — говорит Леонид Синицын, руководитель «Собиратора». — Ищем выходы, меняем инструкцию и правила сбора, чтобы подстроиться под переработчиков". «При падении цены на макулатуру падает и наша прибыль, а затраты на аренду, зарплаты, налоги и т. д. только растут. Год назад мы покупали проволоку по 68 тыс. рублей, сейчас дешевле 100 тыс. не найти. Тариф на аренду растёт, электричество растёт, все ГСМ тоже не дешевеют», — вторит ему Илья Лазарев, исполнительный директор компании «Ресар».

При том, что маржинальность бизнеса на вторсырье и так низкая, для многих сейчас эта деятельность стала нерентабельной — и все больше компаний, главным образом малого бизнеса, и ИП прекращают этим заниматься. «Сбор упал везде, у нас — на 30−40%», — утверждает Александр Фёдоров, управляющий директор компании ООО «ЮВИ СПб».

Спрос на ВМР упал

Основной угрозой рынку его участники называют снижение спроса на вторсырье, которое в свою очередь порождено снижением спроса на конечную продукцию. А этот спрос сократился из-за санкций (как государственных, так и корпоративных). Так, в бумажном сегменте из-за закрытия импорта и экспорта и снижения объёмов внутреннего рынка у производителей картона снизился объём заказов, следовательно, выросла конкуренция — и цены на картон упали. «Основные затраты производителей — сырьё. Вслед за понижением цен на готовую продукцию („теслайнеры“), производители вынуждены снижать цены на закупку сырья, в том числе, вторичного», — объясняет Александр Фёдоров.

Этот механизм работает практически во всех сегментах рынка ВМР, утверждает член Комитета по переработке отходов и вторичным ресурсам «Деловой России», эксперт научно-технического совета Росприроднадзора РФ Наталья Беляева. «Например, сокращается строительство (объем строительных работ по данным Росстата за январь—май 2022 года сократился в Петербурге на 5,7%, в СЗФО — на 6,7% — ред.) — уменьшается спрос на металлоконструкции, а значит, и на металлолом. Это привело к снижению цен на него», — объясняет эксперт.

Прекращение экспорта: последствия

Резкое сокращение экспорта, как готовой продукции, так и сырья (вплоть до прекращения), опрошенные РБК Петербург эксперты называют главной причиной снижения спроса на ВМР и, соответственно, снижения цен на них.

«Европейские санкции в отношении металлургических комбинатов России сократили экспорт металла, снизились объемы его производства и, соответственно, спрос на сырье, в том числе на металлолом», — говорит Наталья Беляева.

Анна Гаркуша, руководитель направления по взаимодействию с органами власти Ассоциации в сфере экологии и защиты окружающей среды «РазДельный Сбор», отмечает еще одно обстоятельство. «Из-за резкого сокращения или даже прекращения экспорта (из-за санкций) на российских рынках возник избыток первичного сырья (это, например, пластиковые гранулы из природного газа, целлюлоза, стекольная шихта, рудный металл, запрещенный к экспорту кругляк и т. п. — ред.). В результате цены на него упали и практически сравнялись с ценами на вторичное сырье, то есть, ВМР. Но первичное сырье по качеству лучше вторичного и производители при почти равных ценах предпочли покупать его, а не ВМР. Это обрушило цены на ВМР», — рассказала эксперт.

Наиболее драматическая ситуация складывается для тех ВМР, которые раньше экспортировались. Мало того, что их потеснило первичное сырье, так еще прекратившийся экспорт заставил компании перенаправить свои ВМР на внутренний рынок, что увеличило избыток сырья и еще больше понизило цены. Так, в СЗФО, по данным Максима Полетаева, директора по развитию ООО «Экспорт Групп», экспорт металлолома до кризиса составлял около 90% рынка. После фактического прекращения экспорта (из-за блокировки морских перевозок и санкций) металлолом хлынул на внутренний рынок, что привело к снижению цен в некоторых случаях до 3 раз.

Кризис блокирует реформу

Серьезным фактором Наталья Беляева считает также невозможность быстро заместить необходимые потребителям объемы упаковки, производившейся ушедшими иностранными компаниями (например, Tetra Pak). Пока не наладится альтернативное производство, спрос на сырье для него будет оставаться низким.

Рынок вторсырья зависит от ситуации у его потребителей — переработчиков и производителей конечной продукции, говорит Наталья Беляева. Сейчас по известным причинам (санкции, сбои логистических цепочек и т. п.) у многих промышленников возникли проблемы со сбытом, а также с поставками комплектующих, реагентов, разного рода компонентов. Начинаются сбои в производстве — это отражается и на поставщиках ВМР.

То обстоятельство, что цены рухнули практически на все виды ВМР, можно считать косвенным свидетельством разворачивающегося в России полномасштабного экономического кризиса по крайней мере в ряде отраслей. Этот кризис нарушает технологические цепочки в отраслях и, соответственно, серьезно вредит экономике обращения с отходами — их сбора и переработки.

Государство должно помочь

Анна Гаркуша считает, что экономике обращения с ВМР должна помочь федеральная программа РОП («Расширенная ответственность производителей»), в рамках которой производители товаров обязаны обеспечить утилизацию упаковки (непосредственно или через экологический сбор).

Для стимулирования утилизации древесных отходов директор Союза участников пеллетного рынка Андрей Тихомиров предлагает государству запустить хотя бы две крупные теплоэлектростанции на древесных пеллетах (производимые из отходов гранулы, которые используются в качестве топлива для производства электроэнергии и тепла): одну на востоке страны, другую — на западе. «Это позволит разом задействовать до 80% объема производимой в России пеллеты, 95% которой раньше экспортировалось, а с 9 июля Евросоюз этот экспорт закрыл», — сообщил РБК Петербург Андрей Тихомиров.

По мнению генерального директора СРО НП ПЖК «МежРегионРазвитие» Владислава Воронкова, региональные власти, в частности петербургские, должны гарантировать малым производителям готовых изделий из ВМР определенный объем госзаказа на поставки для нужд регионов — например, скамеек, стульев, корзин, контейнеров, заборчиков, детских площадок и т. п. из пластика, изделий малых архитектурных форм из пластика и стекла и т. д.

«Госзаказ стабилизирует всю мусорную цепочку, потому что король любого рынка — покупатель конечной продукции, от него зависит экономическая эффективность всей цепочки», — замечает Владислав Воронков. В нынешней ситуации, когда цены на вторсырье упали, такой госзаказ обойдется бюджету дешевле. Одновременно произойдет поддержка малого и среднего производственного бизнеса, что очень важно в нынешних сложных условиях.

Впрочем, замечает Наталья Беляева, волатильность на рынке вторсырья — обычное явление. «Сейчас она по понятным причинам большая, но ситуация на рынках стабилизируется и волатильность цен вторсырья снизится. Мусорные заводы строятся на перспективу; и я не вижу особых рисков сбыта их продукции в перспективе нескольких лет, — говорит эксперт. — В ожидании восстановления рынков ВМР можно депонировать — складировать на тех же полигонах, что предусмотрено регламентами».

Анна Гаркуша считает, что государству следует изменить стратегию и существенную часть усилий направить на предотвращение образования отходов. Для этого нужно, по ее мнению, серьезными финансовыми мерами эффективно стимулировать бизнес к использованию «зеленой» упаковки, оборотной тары и форматов продажи без упаковки вообще.

О первом из реально строящихся мусороперерабатывающих заводов петербургского регоператора по обращению с твердыми коммунальными отходами читайте на страницах РБК Петербург 3 августа 2022 года.

Владимир Грязневич

ИСТОЧНИКrbc.ru