Поделиться новостью в социальной сети:

Полгода назад в Омске запустили раздельный сбора мусора. В феврале в городе было установлено более 450 желтых контейнеров, правда, появились они только в частном секторе.

О первых итогах проекта по внедрению раздельного сбора мусора — исполнительный директор регоператора ООО «Магнит» Дмитрий Третьяков. Он также затронул финансовую составляющую «мусорной реформы» — тарифы на обращение с ТКО, которые многие омичи считают завышенными.

— Как на данный момент обстоят дела с раздельным сбором мусора в Омске? Какой объем отходов сортируют сами горожане?

— Желтых контейнеров, предназначенных для раздельного сбора отходов, на сегодняшний день 466 штук. С точки зрения обработки мусор из 228 баков идет на территорию Ленинского мусоросортировочного комплекса и из 238 баков — на территорию Кировского комплекса. В годовом исчислении это около 170 тысяч кубометров мусора. Визуально это выглядит внушительно.

— В желтые баки можно бросать вторсырье, в зеленые все остальное?

— Расскажу на собственном примере. У меня дома всего два пакета для мусора. Принцип разделения такой — все, что связано с органикой, еда, вымазанная в еде упаковка — все это идет в пакет с влажным мусором. Этот пакет будет направлен в зеленый бак. Из него можно извлечь лишь 7% полезного вторсырья.

Остальные 93% — это «хвосты», которые мы захораниваем. В другой пакетик складываем пластиковую бутылку, стекло, упаковку от того же «Ваниша», консервные банки, картон, бумагу. Помыли банки под краном, сложили в пакет. Этот пакет пойдет в желтый бак. Из этой фракции мы отберем уже 30% вторсырья.

— Зачем омичам дома мыть и делить мусор, не получая за это ни рубля?

— Смотрите, как на самом деле бывает: 10 человек бросили в желтый контейнер отсортированный мусор, а 11-й не разобрался и выбросил влажный мусор. И все, он испортил всю партию вторсырья. Наши сортировщики знают, что попадание даже влажной упаковки в массив полностью забракует всю фракцию вторсырья. Таким образом, в «хвосты» попадает огромное количество загрязненной упаковки, которая не идет в переработку.

— Появится ли у всех омичей возможность разделения мусора, и не за просто так, а за деньги?

— Уже в августе в каждом округе города появится по экопункту. Там наши сотрудники будут принимать вторсырье — пластик, бумагу, железо, картон, металл. Экопункты — это история для тех, кто не только заботится об экологии, но и хочет получить выгоду за сортировку мусора. Они изготовлены, забрендированы. Мы проходим крайний этап согласования мест размещения этих экопунктов, так как они являются нестационарными объектами. Мэр Омска Сергей Шелест поддержал нашу инициативу.

Приходишь в экопункт, встречает девушка в униформе. На стене — прейскурант за вторсырье. Здесь же весы. Вторсырье взвешивается, и человек тут же получает живые деньги.

Да, пункты приема вторсырья уже есть в Омске. Да, выглядят они немного по-другому. С утра там можно увидеть разных граждан, в том числе тех, которые не совсем приятно пахнут и опрятно выглядят, поскольку с утра они извлекали вторсырье из контейнеров. И порицать таких людей нельзя — они ничего противоправного не делают.

— В истории с желтыми контейнерами жители многоэтажек чувствуют некую обделенность. В районах высотной застройки раздельного сбора мусора нет. Этим там занимаются бомжи, которые копаются в контейнерах.

— Мы бы хотели видеть дуальную систему из желтых и зеленых контейнеров не только в частном секторе, но и в микрорайонах многоэтажной застройки. Однако здесь мы упираемся в законодательство. Согласно закону о местном самоуправлении, за оборудование контейнерных площадок отвечает муниципалитет, то есть мэрия. И оборудовать их муниципалитет может только на муниципальной земле.

А контейнерные площадки возле многоквартирных домов не находятся на муниципальной земле, и их должна оборудовать управляющая компания по решению собрания жильцов. Дорого ли это? 12−16 тысяч рублей стоит желтый контейнер. Будет субсидия на покупку желтых контейнеров, будет их в Омске больше. В районах области, в Омском районе задумались о дуальной системе сбора мусора.

— Появятся ли желтые контейнеры в отдаленных районах области, допустим, в Большеуковском?

— Хотя бы в райцентрах главы могут подавать заявки на субсидию и устанавливать желтые контейнеры. Дуальный сбор — это один из путей. Проблема в другом. Она заключается в том, что тариф для Омской области не дифференцирован. И об этом мало кто задумывается. А омичам нужно об этом знать. Затраты на сбор и вывоз мусора в Знаменском районе одни, а в Омском — другие. Или есть райцентр, где высокая плотность контейнеров, а есть деревни, куда из-за одного контейнера мусоровоз едет 50 километров. За день, бывает, мусоровоз проезжает по 400 километров. И мусоровоз не может не приезжать. А если бы тариф был дифференцирован, то тариф для жителей условного Знаменского района был бы 400 рублей, а для жителей Омска — 60 рублей, а не 100 для всех, как сейчас. У нас сейчас все платят в общий котел, получается такой усредненный тариф.

Еще один неоднозначный момент — сегодня у нас многие предприниматели не имеют договоров с регоператором и свозят мусор либо в ближайший овраг, либо выбрасывают его в контейнеры у жилых домов. И получается, что какая-нибудь бабушка из Калачинска или Муромцево оплачивает со своей пенсии расходы на вывоз мусора от предпринимателя. Это социально ужасно.

— Но ведь вы всегда говорили, что 100 рублей — это низкий тариф. А теперь получается, что реально в Омске услуга стоит всего 60 рублей, а при этом в районах в 7 раз больше.

— Да, услуга по обращению с ТКО стоит 100 рублей в месяц. Мне многие говорят: почему так дорого? Но поверьте мне, сбор, вывоз, обработка, сортировка, хранение ТКО стоят куда больших денег. В области сегодня у нас 18 объектов, где происходит складирование отходов! К сожалению, Ленинский и Кировский полигоны сегодня закрыты. Вспомните 2019 год. Не было ни раздельного сбора, ни сортировки. Плечо вывоза — 3 километра от города и тариф — 133 рубля с человека.

Сегодня знаете куда едет омский мусор? Плечо порой достигает 200−300 километров! Два завода работают, а цена за все это все еще не достигла 133 рублей! Был бы полигон под боком у Омска, так далеко везти мусор — по 18 районам — не потребовалось бы.

— А как же Таврический полигон, который вот-вот начнут строить?

— По проекту терсхемы в 2024 году, а по моему мнению, в 2025 году в Омской области появятся три огромных мусорных комплекса в Таврическом, Омском и Тарском районах. Там будут построены более современные комплексы обработки мусора, поля компостирования пищевых отходов. Это позволит снизить объем захоронения мусора до 50%. Это очень неплохая цифра. У нас мощности заводов хватает лишь на 2/3 отходов, производимых в Омске. А треть отходов из города едет в Калачинск и там захоранивается. Мы надеемся, что 100% мусора в городе будет подвергаться обработке.

И скоро этот полигон в Калачинске превратится в зеленый холмик. Сегодня жители Калачинска — герои, они держат экологическое напряжение за всех омичей. С запуском Таврического полигона весь мусор поедет туда, и на территории Калачинского и других районов области не будет захораниваться ни тонны мусора.

Путь, который мы прошли за 3 года, в других странах занял 8−10 лет. У нас сегодня 98% населенных пунктов охвачены вывозом мусора. Раньше мусор банально сваливался в ближайший овраг. Десятки, сотни несанкционированных свалок вокруг поселков образовалось. В одном Марьяновском районе 47 таких свалок. Это не жители Омска их организовали. Это местные жители. Это была глобальная инфраструктурная проблема. Поэтому и началась так называемая мусорная реформа. И Омск сегодня находится в лидерах реформы, это отметила вице-премьер Виктория Абрамченко.

На заводах проводим экскурсии и после каждой показываем омичам гору рядом — именно так еще 3 года назад и 50 лет до этого сваливали мусор. Просто валили в гору и иногда пересыпали грунтом, чтобы мусор не горел. Сегодня у нас совершенно иной подход.

— В апреле вы предрекали прекращение вывоза мусора из-за больших долгов «Магнита» перед возчиками. Как ситуация обстоит сейчас?

— Обстановка тяжелая, экономическая ситуация не улучшается. Но путем консолидации усилий регоператора и правительства удалось несколько разрядить эту ситуацию. Мы собрали всех 18 возчиков за одним столом, объяснили сложившееся положение. Некоторые возчики работали еще до прихода «Магнита». И сегодня они нам задают вполне справедливые вопросы: почему я счет за услуги выставляю на 800 тысяч, а получаю 400? Где остальные деньги? А я отвечаю, что нам РЭК в тарифе вместо 4 миллиардов на вывоз мусора заложил 3 миллиарда. Мы заплатили налоги, мы заплатили сортировщикам, мы выплатили зарплату, и все, денег возчикам нет!

Есть механизм субсидирования, и надеюсь, что до конца августа мы получим полноценную помощь, которую тут же направим возчикам. По ним кризис также очень сильно ударил. Запчасть на мусоровоз, которая стоила 100 рублей, теперь стоит 400.

Но если мы такой же тариф получим на 2023 год, то я боюсь представить, чем это все закончится.

— Есть ли что-то позитивное в работе регионального оператора, которому предрекали скорое банкротство?

— Недавно мы проводили конкурс детских рисунков, посвященный раздельному сбору отходов. И знаете, кто его выиграл? Мальчик из села Новоягодное Знаменского района, где вообще нет вывоза мусора и контейнеров! Село расположено на правом берегу Иртыша, и туда нужно на пароме плыть. И это бесценно, что ребенок из такого отдаленного села победил в конкурсе. Это важнее всех цифр, если говорить о первых итогах раздельного сбора ТКО. Рисунки детей будут украшать экопункты, которые мы устанавливаем в Омске.

Беседовал Сергей Энквист

ИСТОЧНИКomskinform.ru