Поделиться новостью в социальной сети:

К 2030 году половина всех ТКО в стране должна использоваться повторно, а не отправляться на полигоны. Сегодня доля отходов, направляемых на переработку, примерно в десять раз меньше. Задачи нацпроекта «Экология» в регионах обещают выполнить, но не скрывают, что за отсутствием федерального софинансирования сделать это будет крайне сложно. Какие варианты использования мусора в ЦФО уже внедрили, какие — пока только обсуждают, выясняла «РГ».

Полигоны на распутье

Воронежская область считается одним из лидеров округа по доле коммунальных отходов, которые проходят сортировку (52 процента). Специальные комплексы для этого установлены на четырех полигонах ТКО. В ближайшие годы обещают построить еще семь. Работы в Калачеевском и Поворинском районах должны начаться уже в 2022 году.

Но чтобы полностью охватить сортировкой весь регион, нужно найти восемь, а лучше десять миллиардов рублей. А это уже сумма, которую из «кармана» области просто так не вытащить.

В некоторых регионах привлекают к строительству полигонов с мусоросортировочными заводами частных концессионеров. Но бизнесу такие предложения выгодны при условии, что в год на сортировку поступает не менее 200 тысяч тонн отходов, а тариф для населения при этом растет на 12−15 процентов. К столь непопулярному решению в правительстве Воронежской области не готовы.

Чтобы снизить темпы роста тарифа, можно предоставить потенциальному концессионеру бюджетный кредит. Средства в регионы по этой схеме — до 100 миллиардов рублей — может направить «Российский экологический оператор», сообщил советник гендиректора компании Павел Бесшапов. ППК готова выделить средства в объеме, покрывающем 95 процентов затрат, на срок до 12 лет под пять процентов годовых. Соответственно, на эти пять процентов сверх плана придется поднять тариф на обращение с ТКО.

В некоторых регионах привлекают к строительству полигонов с сортировочными заводами частных концессионеров

— С учетом того, что в Воронеже уже работают крупные концессионеры «Квадра» и «РВК», обеспечить в этом случае выполнение поручения губернатора о недопустимости в последующие годы роста тарифов на ЖКУ выше предельного индекса, утвержденного Правительством РФ, будет невозможно, — признал руководитель областного департамента ЖКХ и энергетики Максим Зацепин.

В то же время он выразил надежду на то, что полигон под Калачом, который вместе с заводом по сортировке обойдется примерно в 400 миллионов рублей, станет последним объектом такого рода, построенным за счет региона.

— Программу на ближайшие два года пересмотрим с учетом привлечения «Российского экологического оператора» и кредитных средств. Для строительства и эксплуатации полигонов, скорее всего, будет организовано отдельное предприятие с государственным участием, — сообщил Зацепин. — Нам поступали различные предложения от возможных инвесторов, от Ростеха до небольших компаний. Но обычно все хотят получить региональное финансирование и налоговые льготы, а за это выполнить проекты, которые мы можем реализовать и сами, причем дешевле. Например, обещают мусоросортировочный комплекс за пять миллиардов (один миллиард надо дать из казны), а ему красная цена — два. Ростех предлагал сделать тут мусоросжигательный завод, но это тоже очень дорого, вдобавок позиция губернатора — этот тип утилизации нам не нужен. Лучше построим полигон нового типа — где для изоляции используется не глиняный замок, как это традиционно делали в Воронежской области (ТКО здесь размещают в отработанных карьерах. — прим. «РГ»), а современный кровельный материал. Жидкость из толщи мусора не попадает в грунтовые воды, а выводится через систему фильтрации.

На Смоленщине, по данным регоператора — АО «Спецавтохозяйство», сортируется 53,4 процента ТКО. К 2027 году показатель планируют довести до ста процентов. В Смоленском районе построят полигон с мусороперерабатывающим комплексом мощностью 160 тысяч тонн в год, в Сафоновском — реконструируют действующую площадку захоронения отходов и оборудуют там завод по сортировке на 80 тысяч тонн в год.

— В единый тариф регионального оператора включены расходы на сортировку ТКО. При этом получаемые от реализации вторсырья доходы остаются в распоряжении владельца объектов сортировки. Поэтому даже если в удаленных районах отсутствуют контейнеры для раздельного накопления отходов, то все ТКО проходят сортировку на полигоне, — заверили в областном департаменте по природным ресурсам и экологии.

Сухое — мокрое

После сортировки полезные фракции отходов надо куда-то девать. В теории во вторичный оборот можно вовлекать до 40 процентов общей массы ТКО (отдельные виды полимерных изделий, стекло, макулатуру, текстиль). Сейчас в Воронежской области на переработку направляется около пяти процентов. Если в будущем сам подход сохранится, то эта доля не превысит десяти процентов даже при полном охвате региона сортировкой. Целевой показатель нацпроекта, напомним, — выше 50.

Сделать скачок позволит только раздельный сбор мусора. На сегодня жителям Воронежа и ряда крупных райцентров в основном доступны только сетки для пластика. Люди из лучших побуждений складывают туда не только ПЭТ-бутылки, но и канистры, и резиновые шланги, а сортировщики потом кропотливо перебирают эту массу полимерного мусора, вычленяя то, что можно с выгодой сдать в утиль. Кажется, что если расширить ассортимент контейнеров для вторсырья — процесс упростится. На обустройство площадок под серые, зеленые и оранжевые баки муниципальные районы получили 298 миллионов рублей. До конца года должно быть создано около двух тысяч таких мест.

В Смоленской области в приоритете — установка сеток под пластик, это самая распространенная полезная фракция. «За счет субсидии из федерального бюджета в Смоленске уже установлено 182 таких контейнера, — рассказали в профильном департаменте. — Одобрены субсидии на 2022 и 2023 годы для покупки еще 500 емкостей. Регоператор ранее установил 250 контейнеров для раздельного накопления отходов пластика и 26 экошкафов. За счет областного бюджета юрлицам с 2018 года предоставляется субсидия на возмещение затрат, связанных с внедрением системы накопления ртутьсодержащих отходов и батареек. В регионе уже поставили 43 экобокса для них, в текущем году появится еще шесть».

— Мало поставить везде контейнеры, надо выстроить инфраструктуру — чтобы у регоператоров по обращению с ТКО были дополнительные машины и линии досортировки на полигонах. Раздельный сбор уже внедрен в Воронежском кластере (это пять муниципалитетов), но — не того качества, которого мы добиваемся. Отбирается ПЭТ-бутылка и картон, который люди сами сдают в пункты приема. В Семилуках, Бутурлиновке и Россоши тоже стоят сетки для пластика. Но чтобы решить проблему системно, надо изначально делить отходы на сухие и мокрые, — подчеркнул Максим Зацепин.

Такой эксперимент хотят запустить осенью в Ленинском и Центральном районах Воронежа, а также в пригородном Семилукском. В мегаполисе, по оценкам, наиболее разнообразна и «перспективна» с точки зрения переработки сама структура ТКО. А вот в сельской местности до 70 процентов мусора составляет органика. Это показало исследование, проведенное несколько лет назад в Рамонском районе при участии экспертов из Немецкого общества по международному сотрудничеству «ГИЦ ГмбХ». Жители сел и дачники выбрасывают в контейнеры пищевые отходы и, хоть это и неправильно с точки зрения законодательства, — растительные остатки (ботву, ветки, листья…).

— Здесь было бы целесообразно промышленное компостирование. Денег на его организацию нужно не так уж много. Но местные аграрии однозначно заявили, что при наличии недорогих и эффективных минеральных удобрений не станут использовать компост, даже бесплатный, — отметил глава областного департамента ЖКХ. — В Германии фермерам субсидируют использование гумуса, так же как и той органики, которая получается на очистных сооружениях. Кроме того, компостная линия на полигоне имеет смысл при объеме отходов от 70 тысяч кубометров в месяц. Борисоглебск (второй по величине город в регионе. — прим. «РГ»), куда свозят ТКО из пяти районов, получает 20 тысяч кубов… Мы рассматриваем два варианта. Либо компостные карты будет закладывать государственный концессионер, либо такая линия будет ставиться на новых полигонах при строительстве. Гумус не горючий, поэтому пойдет на пересыпку ТКО вместо используемых сегодня песка и грунта. Им можно отсыпать и откосы новых дорог, чтобы там росла трава.

Неорганический мусор, не подлежащий переработке, в регионе попробуют прессовать в топливные брикеты. «Российский экологический оператор» готов поддержать проект. Готовое RDF-топливо хотят передавать в дар — на Новолипецкий металлургический комбинат и Подгоренский цементный завод. Как альтернативу природному газу.

Найти выгоду

В регионе надеются и на развитие сети пунктов платного приема вторсырья. Помимо местных предприятий, здесь заработала и сеть «Седьмой лепесток», которая представлена во многих субъектах РФ. Инвестор при поддержке ассоциации «Чистая страна» открыл восемь точек в Воронеже и одну в Семилуках, однако в течение нескольких лет собирался довести их число до 40−50. Теперь, правда, со сбытом возникли проблемы, и компания попросила воронежские власти о субсидии.

— Европейский рынок вторсырья закрыт, цены на него упали, поэтому инвестор просит выделить 12,5 миллиона рублей в год в расчете на 12 экопунктов. Строительство одного павильона стоит два миллиона, плюс зарплата персонала… В идеале такие точки приема должны быть везде, в каждом райцентре: за деньги люди охотно будут носить туда все виды вторсырья, — убежден Зацепин.

Материальное стимулирование заложено в еще один формат раздельного сбора — фандоматы. Посетитель ТЦ опускает в автомат бутылку или банку, взамен получает деньги или бонусы на покупку какой-либо продукции. Фандоматы можно увидеть, к примеру, в Москве и МО, Липецкой, Белгородской и Ярославской областях.

— Мы работаем в 19 регионах. Сеть расширяется при поддержке партнеров, готовых предоставить под это площади в магазинах, а также по инициативе муниципальных и региональных властей, — объяснил генеральный директор компании-производителя фандоматов Ecoplatform Иван Гусаков. — В каждом регионе заключается договор с конечными переработчиками. Они делают из пластиковой тары материал flex, который используется для выпуска упаковки, строительных материалов и спецодежды. Сдача тары не является единственной экономической составляющей работы фандомата. Главное — поддерживать сбор, а рынок успеет выровняться. С каждым годом вторичные материалы становятся все более востребованными. И количество крупных компаний, которые проявляют эко-осознанность, стремительно растет.

За два года автоматы Ecoplatform приняли более 15 миллионов пластиковых бутылок и алюминиевых банок. Сейчас россияне приносят в среднем полтора миллиона таких емкостей в месяц, в 2023-м, по прогнозу, этот объем вырастет до 10 миллионов единиц

Урна из пакетов

Экономику раздельного сбора в регионах могло бы улучшить наличие своих предприятий по переработке вторсырья. Однако пока повсеместно пускают в дело лишь отдельные фракции.

В Воронежской области темное стекло переплавляют, а прозрачное — увозят в Ростовскую как стеклобой. Картон отправляют в Подмосковье. Фирма «Экогум» в Хохольском районе одно время перерабатывала и старые покрышки (в резиновое покрытие для детских и спортивных площадок), и полиэтилен низкого давления (из пакетов и пленки получалась суперпрочная тротуарная плитка, брусчатка, антивандальные скамейки и урны). Потом второе направление производства перевели в Тульскую область.

В Смоленской области крупными переработчиками являются заводы по утилизации отходов шин и резинотехнических изделий (ООО «КСТ-Экология») и по переработке стекла (ООО «СТиМ-2»). Есть фирма, которая перерабатывает компьютерное, электронное и оптическое оборудование. Есть утилизаторы отходов масел, шлама и нефтяных промывочных жидкостей, растворителей на основе бензина. ООО «Руф» делает топливные брикеты из опилок, стружки и горбыля. Власти готовы поддержать и другие подобные проекты.

Прямая речь

Петр Базунов, гендиректор, НО «Союз переработчиков пластмасс»:

— По нашему мнению, в стране неправильно организовано обращение с ТКО. Этот вопрос должен решаться муниципальными властями, а не экологическими операторами, которые не решают задачу раздельного накопления ТКО на протяжении нескольких лет.

Начинать надо с индивидуального жилого фонда, где наиболее просто законодательно ввести раздельный сбор бытовых отходов и законодательно же утвердить контроль над качеством их разделения. Лучше всего взять пример с США, где налажен вывоз раздельных отходов (с контролем качества их сортировки) от каждого частного дома. Невыполнение требований наказывается адресно — штрафами с владельца ИЖС.

В многоэтажном жилом фонде на воспитательную работу по раздельному сбору ТКО Германия потратила не менее 20 лет. У нас нет столько времени. Развитие технических средств позволяет разделять бытовой мусор на пищевые отходы и все остальные. Это дает возможность переработать пищевые отходы в органический гумус, а прочие фракции сортировать в автоматизированных центрах: на металл, полимеры по типам, стекло, картон и так далее. Такие сортировочные заводы, оснащенные импортной техникой, в России уже существуют. При определенной господдержке можно наладить выпуск и отечественного оборудования.

Спрос на вторичное сырье высокого качества всегда устойчив, так как оно на 20−30 процентов дешевле первичного. Его использование позволяет экономить минеральные ресурсы. Вторичное сырье применяется во многих областях, в том числе в производстве полимерной пищевой упаковки. Думаю, что говорить о его экспорте пока рано — есть спрос внутри страны.

Сейчас в России нет отрасли промышленности по производству вторичного сырья, в частности полимерного. В процессе сортировки мусора мы создаем условия для переработки самых разных материалов. Развитие этого направления даст нам большие экономические преимущества, дополнительные объемы производства и рабочие места.

Татьяна Ткачёва

ИСТОЧНИКrg.ru